+38 (057) 731-60-92 | +38 (057) 719-18-61

Штрафуют ли суды бизнес за нарушение условий карантина?

21 апреля / 2020

17.03.2020 г. принят Закон № 530-IX, которым КУоАП дополнен статьей 44-3 «Нарушение правил карантина людей».
За месяц существования нормы судами вынесено более тысячи постановлений по делам о соответствующем административном правонарушении.

Проанализировав целый пласт судебной практики, мы можем сказать, что в основном суды возвращают полиции протоколы, составленные по ст. 44-3 КУоАП, для их надлежащего оформления или доработки.
Основанием возврата являются недостатки протоколов, которые препятствуют или делают невозможным объективное рассмотрение дела, а чаще всего - отсутствие в протоколах указания на то, какие именно правила карантина людей были нарушены, каким законом или нормативно-правовым актом эти правила установлены, а также отсутствие доказательств, подтверждающих совершение административного правонарушения.

Учитывая, что административное взыскание по ст. 44-3 КУоАП может быть наложено не позднее, чем через три месяца со дня его совершения (по продолжающимися правонарушениями - со дня обнаружения), а «доработать» протоколы таким образом, чтобы устранить все недостатки, на которые указал суд, часто невозможно, к реальному наложению штрафов на лиц, в отношении которых составлены протоколы, такие дела могут и не дойти.

Интересная судебная практика по делам по ст. 44-3 КУоАП о нарушениях, зафиксированных со стороны субъектов хозяйствования.
Как видно из текста ст. 44-3 КУоАП, эта норма устанавливает ответственность за нарушение правил карантина для двух групп субъектов: граждан и должностных лиц.

Однако, из судебных решений, которые обнародованы на официальном веб-сайте ЕГРСР, видим, что часто в суд поступают протоколы, составленные касательно ФЛП, как должностного лица.

При рассмотрении подобных протоколов в суда возникают закономерные вопросы о том, на каком основании полицейские пришли к выводу, что ФЛП является должностным лицом, какой нормой закона ее отнесено к должностным лицам, какие должностные функции она выполняет и тому подобное.

Распространены также случаи, когда протокол составляется в отношении работника предприятия, который осуществляет определенную деятельность, но не является должностным лицом - например, в отношении продавца магазина, кассира, администратора, охранника. Как правило, при составлении протокола полиция не просит это лицо предоставить штатное расписание и должностную инструкцию, которая устанавливает круг ее должностных обязанностей, так что в материалах дела об административном правонарушении, направляемых в суд, такие документы тоже отсутствуют, а суд лишен возможности установить, подлежит ли лицо привлечению к ответственности по ст. 44-3 КУоАП.

Если при этом в протоколе по отношению к продавцу или кассиру речь идет о нарушении субъектом хозяйствования требований Постановления КМУ № 211 о прекращении деятельности, связанной с приемом посетителей, суды отмечают, что такие работники не являются ни субъектами хозяйствования, ни должностными лицами этих субъектов, поэтому не должны привлекаться к административной ответственности по ст. 44-3 КУоАП.

В обоих приведенных ситуациях протоколы об административном правонарушении, как правило, возвращаются судом в органы полиции на доработку.

Следует также отметить, что в текст Постановления КМУ № 211 уже несколько раз вносились изменения, и перечень субъектов хозяйствования, которым разрешено осуществлять деятельность, связанную с приемом посетителей был расширен. Так, из-под запрета выведена торговля ветеринарными препаратами, кормами, средствами связи и телекоммуникаций.
При этом, если в отношении субъекта хозяйствования в период действия запрета успели составить протокол по ст. 44-3, а после внесения в Постановление № 211 изменений его деятельность перешла в категорию разрешенных, суды закрывают производство по таким делам на основании ст. 8 и ст. 247 КУоАП, поскольку отмененный акт, который устанавливал административную ответственность, а закон, который ее отменяет, имеет обратную силу во времени.

Интересна позиция некоторых судов о том, что сельский, поселковый и городской председатель формально не является органом местного самоуправления, а является главным должностным лицом территориальной громады, поэтому за нарушение его актов не может наступать административная ответственность по ст. 44-3 КУоАП.

В общем нередки случаи, когда суды, с учетом обстоятельств дела, приходят к выводу о малозначительности совершенного правонарушения, освобождения правонарушителя от административной ответственности и ограничиваются устным замечанием.
На сегодняшний день окончательная судебная практика по многим вопросам применения ст. 44-3 КУоАП еще не сложилась и будет сформирована со временем судами высших инстанций, однако уже сейчас можно сказать, что существуют отдельные правовые позиции, которые позволяют предотвратить незаконному привлечению предпринимателей к административной ответственности.